humsterr: (Default)
[personal profile] humsterr

Надежда – глупое чувство.
М. Фрай.

Lasciate ogni speranza voi ch'entrate.
Д. Алигьери


Дантевский ад, пожалуй, самый доброжелательный ад из всех, когда-либо воображаемых человечеством (если, конечно, мы воображаем именно ад, а не подземный мир с блэкджеком и шлюхами). Дантевский ад хорош тем, что он дает советы, точнее один очень верный совет, каждому, кто попадает в него. Дантевский ад рекомендует оставить всю надежду снаружи и ни в коем случае не пронести ни капли непосредственно в сам ад.
Это очень подходящий совет.
В самом деле, что есть надежда? Чувство, слепая вера, что когда-нибудь, вдруг, все станет лучше. Например, просто хорошо. Или, например, «как раньше». Желательно еще и само по себе или, по крайней мере, в результате приложения несоразмерно малых усилий.

Например, чтобы трава стала такой же зеленой, как когда-то, можно, изучив генетику в мельчайших подробностях, создать ядовито-зеленый сорняк, вытесняющий любую другую траву. Или же можно, изготовив множество тонн такой же ядовито-зеленой краски, перекрасить каждую травинку в мире. Результат, конечно, будет отличаться по всем остальным параметрам, но уж зеленость будет именно такая, какая нужна.
Наконец, можно просто надеяться, что весна наступит и трава вырастет зеленой, да еще и везде.
Вообще «надеяться» на благоприятный исход можно только в том случае, когда не знаешь наверно какой он будет, так?
Когда не хватает сил и возможностей обеспечить тот, что надо.
Конфликт между желаниями и возможностями – вот, что рождает надежду.

Ад – прекрасное олицетворение вышеупомянутого конфликта.
Каждый хочет выбраться из ада. Никто никогда не выберется из ада.
Каждый хочет, чтобы его муки прекратились. Муки каждого в аду длятся вечность.
Самое мучительное в аду, конечно, не боль. Не сгорающая лоскутами кожа, не лопающиеся от жара глаза, не протыкаемая кольями селезенка да клювами печень и уж тем более не вечный труд, голод, жажда и холод, представляемые нам разнообразными классическими мифами. Нет-нет-нет. Люди и в нашем мире могут не есть несколько суток, замерзать во льдах и все остальное прочее. Ближе к смерти их это обычно перестает напрягать. Ко всему этому довольно быстро привыкаешь, во всяком случае, вечности должно хватить с лихвой.
Самое мучительное – то, что когда-то было не так. Когда-то не было боли и ненависти, когда-то было вкусно и весело. Само по себе неудовлетворенное желание – ерунда, если ты не помнишь, что когда-то тебе удавалось его удовлетворить. Или если ты не представляешь, как здорово было бы его удовлетворить. Если у тебя в принципе нет никакого желания. В общем, если ты не надеешься, что оно когда-нибудь исполнится. Оно не исполнится никогда. Самое мучительное в аду – вечность разбитых надежд.

Дантевский же ад тем и хорош, что он предлагает выход. Выход из места, откуда выбраться невозможно. Выход простой и очевидный – отказаться от надежды выйти. И тогда тебе становится плевать. Тебе больно? Плевать, все равно ничего не изменится никогда. Ты хочешь кушать? Плевать, все равно ты не насытишься никогда. Тебя растерзали на части? Да как-то все равно, мертвее, чем ты есть, ты никогда не станешь.
Откажись от желаний, откажись от надежд, сломай колесо сансары (удивительно, но идеи одного мудреца применимы к творениям других). Если твои муки вечны, что тебе до них?
Если ты не в силах изменить свою жизнь так, как хочешь, то уж живи полностью ту, что есть.



Что самое общее для всех? — Надежда; ибо если у кого более ничего нет, то она есть.
Фалес

Надежда — еще более хрупкая, более трудная вещь, чем вера. Без веры человек живет, но не человеческой жизнью. Без надежды он погибает.
У.Л. Гуин


Дантевский ад, пожалуй, самый злосчастный ад из всех, когда-либо воображаемых человечеством. Дантевский ад плох тем, что он дает совет каждому, кто попадает в него, совет, которому хочется верить сразу и целиком, совет, который без остатка отправит душу последовавшего ему в ад, наверно и навсегда. Дантевский ад рекомендует оставить всю надежду снаружи и ни в коем случае не пронести ни капли непосредственно в сам ад.
Это очень подходящий совет.
В самом деле, что есть надежда? Чувство, слепая вера, что когда-нибудь, вдруг, все станет лучше. Например, просто хорошо. Или, например, «как раньше». Когда нет уверенности в том, что результат твоих действий будет именно тот, что ты ожидаешь, то во всяком случае есть надежда.
Например, чтобы трава стала такой же зеленой, как когда-то, можно, изучив генетику в мельчайших подробностях, создать ядовито-зеленый сорняк, вытесняющий любую другую траву. Тут, несомненно, есть определенные риски – после двадцати лет, посвященных генетике, выясняешь, что это невозможно. Или недопустимо. Или убьет заодно все население планеты. Однако сейчас, вот прямо сейчас – неизвестно. Можно рискнуть, вот прямо сейчас поднять труды, скажем, Вавилова (для начала). Вдруг – получится? Безумная надежда, что все выйдет хорошо и трава позеленеет, и именно так, как надо, и ничего плохого не произойдет.
Потому что если ничего не делать, не надеясь на благоприятный исход, то что ты будешь делать вообще?
Когда ты не уверен в своих силах, но страстно желаешь успеха, именно тогда рождается надежда.
Неспособность рационально оценить каждый фактор – вот, что рождает надежду.

Ад – прекрасное место, чтобы убить надежду.
Оставить человека голым, без мыслей и идей, без желаний и действий, без воли и побуждений. Просто оставить страдать. Вечность страданий – легко поверить, что кроме нее ничего не будет.
Что ты там знаешь? Что люди в аду страдают. Вечно. Всегда. Казалось бы – смирись и страдай, ну. Чего надо-то?
Но как-то тяжело смириться. Почему-то не хочется страдать вечно. Может, что-то все-таки можно сделать? Изогнуться посильней? Расшатать вон тот камень? Стоит, в конце концов, раскаяться? Серьезно, разве на том свете бывают неизменные вещи? Дождешься конца вечности – перестанешь страдать, так ведь?

Дантевский ад тем и плох, что он предлагает людям путь без надежды сразу. Каждому захочется принять ее еще до того, как он войдет в ад. Тем более, не раз этот совет вспомнится в часы вечных страданий. Даже если вечность когда-нибудь закончится, отринувший надежду не выйдет из ада. У него нет такой необходимости, у него нет такого желания. Он привык так. Кое-как.
Уж если ты не уверен, что твоя жизнь станет лучше – так, может, хотя бы не хуже? Мало ли, вдруг дело выгорит? Попробуй, потрепыхайся, докажи, что живой.

Profile

humsterr: (Default)
humsterr

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios